+7 (343) 33-66-166
Заказать звонок
Заказать расчет стоимости
Статьи

Ремонт систем обогрева

Компания "Терм" осуществляет ремонт любых систем обогрева, в том числе произведенных и смонтированных другими организациями.

«ТЕРМ»: 7 вопросов об обогреве трубопроводов

На вопросы об обогреве трубопроводов ответят специалисты компании "Терм"

С крыш падают сосульки?

Что делать если с крыш падают сосульки? - Антиобледенительные системы подогрева кровли.

  • Исключить образование наледи и сосулек
  • Обеспечить работоспособность организованного водостока в межсезонье
  • Исключить протечки, повреждение труб и фасадов здания

Все статьи »

Главная Статьи НПП «Терм» - интервью Владимира Бондаренко

НПП «Терм» — интервью Владимира Бондаренко

«Нужно искать нестандартные подходы»

Сегодня продукция НПП «Терм» хорошо известна на Урале. Специальные системы обогрева, электрическое отопление, терморегуляторы, разработанные специалистами компании, установлены во многих квартирах и коттеджах, а сложные системы обогрева работают на крупных предприятиях России. О том, как НПП «Терм» было создано 15 лет назад, чего удалось добиться за эти годы, и к чему компания стремится сейчас, «Капиталу» рассказал Владимир Бондаренко, директор НПП «Терм»

— Владимир Владимирович, в этом году вашей компании исполняется 15 лет. Расскажите, с чего все начиналось? Как вам пришла в голову идея заниматься электрообогревом?

— Я родом из Ивделя, это глубинка, которая сейчас только начинает оживать благодаря проекту «Урал промышленный — Урал полярный». Окончил обычную школу и поехал поступать в Свердловск в железнодорожный техникум. Окончил его по специальности радиосвязь на железной дороге, поработал по распределению на Дальнем Востоке, а потом вернулся в Свердловск, чтобы продолжить учебу. Меня приняли на работу на завод Уралмаш в пусконаладку станков ЧПУ, а параллельно я учился на вечернем в УПИ. Причем, все мои однокурсники пытались идти по линии наименьшего сопротивления, старались сделать курсовую из чьего-то старого диплома, а я все делал по-максимуму, стремился связать теорию и практику.

Тогда появились первые персональные компьютеры в составе сложных станков, которые пришли на Уралмаш. Для того чтобы сдать курсовую с использованием ЭВМ, мне пришлось сначала изучить программирование, потом теорию машин и механизмов, но в итоге разобрался в предмете, который мы изучали, и получил много полезных знаний. Диплом я тоже взял привязанный к специальности — на заводе я проектировал роботизированный комплекс. Я представил большое количество чертежей, и еще нужно было обосновать, что все разработки действительно нужны.

— Но с Уралмаша вы все-таки ушли. Почему так получилось?

— Все очень просто — началась перестройка. Первое, что закрыли на заводе — это те направления деятельности, которые были наукоемкими, но казались неприменимыми в данный момент. Может быть, это и к лучшему, потому что я раньше других столкнулся с рынком. Исполнял заказы частных фирм — кому-то надо было что-то усовершенствовать, кому-то — разработать. Я создал хороший терморегулятор и модернизировал устройство, который частная компания хотела внедрять по всей России, и эти стерилизаторы парафина хорошо работают и подаются до сих пор. Приходилось решать много проблем, потому что для частников применялись повышающие коэффициенты. Когда я ездил по крупным предприятиям и скупал радиодетали, то мне накручивали дополнительную сумму. Приходилось выживать.

Наверное, я бы и дальше продолжал работать в частной компании, но мои работодатели разорились. И я вынужден был создать компанию, чтобы сохранить коллектив специалистов, которых сам привлек для работы на частном предприятии. Этой командой мы делали интересные разработки, искали нестандартные подходы. И этот подход до сих пор жив в нашей компании — опыт, помноженный на нестандартность, всегда дает отличный результат. Я зарегистрировал собственное предприятие, влез в долги. Причем сам писал устав, регистраторы отказывали мне десятки раз, но я был упорным. Первым делом я зарегистрировал товарный знак, который сейчас является лицом компании. Я понимал, что буду заниматься терморегулированием, электронагревом и инновациями.

— И вы ни разу не отошли от намеченного пути?

— В разное время мы пытались заниматься газовыми новинками, технологиями, связанными с водой, но мы были не так конкурентоспособны в этих вопросах, поэтому решили сосредоточиться на терморегулировании и нагреве. За 15 лет сменились поколения терморегуляторов, элементных баз, появились нагревательные секции российского производства, саморегулирующиеся кабели. Сейчас это все есть на рынке, а в начале приходилось до всего доходить опытным путем. Я досконально разбирался в том, что собирался делать, формализовал задачи, автоматизировал процесс и неизменно приходил к хорошему результату. Сотрудников я подбирал тщательно, как патроны в обойму, создавал для них все условия. В итоге сейчас в компании сохранился костяк специалистов, которые работают с первых дней. Появились и молодые талантливые специалисты из глубинки, которые усилили и усовременили наши разработки.

Если смотреть по общероссийским меркам, то таких предприятий, как наше, не так много. С одной стороны и рынок невелик, он только развивается, с другой стороны это очень специфичный вид деятельности, построенный на глубоких знаниях и опыте. У нас есть партнер в Москве — компания «ССТ», который создает новые продукты и продвигает их через свою дилерскую сеть — мы являемся их представителями на Урале. Даже 15 лет назад я понимал, что за кабельными нагревателями будущее, одним из первых съездил в Москву, чтобы договориться о представительстве. Мне поставили планку по продажам, с которой я справился. Привлек кредиты. Сейчас, по результатам исследований в крупных городах, Екатеринбург показывает наиболее высокие показатели по востребованности теплых полов в России. Это во многом наша заслуга.

— Что позволяет вам добиваться высоких результатов?

— Во-первых, грамотный маркетинг. Мы уделяли большое внимание рекламе, я сам сочинил речевки, которые каждый час крутили по радио. Кроме того, мы ездили на различные выставки, на которых я продвигал идею электроотопления. Это отличная идея, но она до сих пор не очень востребована из-за монополистов и консервативности людей. Тем не менее, я тратил деньги на эту тему, и находил единомышленников, которые не боялись нового. Один из наших клиентов, построив коттедж, посчитал, во сколько ему встанет установка системы центрального отопления, и решил уйти в электроотопление. Сейчас он имеет систему, при которой потребляет электроэнергию только ночью, за полцены, везде устанавливает ту температуру, которая ему нужна, режимы задаются очень точно. Если учесть все в совокупности, то он платит в 1,5 раза меньше, чем люди в городе за центральное отопление. И таких клиентов становится все больше. Сейчас даже есть тенденция, что руководители строительных компаний себе строят системы с электроотоплением, а своим заказчикам — обычные.

Кроме того, мы заботимся о каждом нашем клиенте. Открыли сеть фирменных магазинов, потому что через пробки прорваться на другой конец города очень сложно. Всего у нас их четыре. Кроме того, мы поставляем продукцию в сетевые магазины, строительные супермаркеты. Продавцам даем стенд, проводим обучение, придумали папку, в которой написаны ответы на стандартные вопросы. Наши фирменные магазины продают половину всей продукции на Урале, так как там можно получить качественную консультацию. Кроме того, у нас есть проектный отдел, сервисный центр. Все проблемы своих клиентов мы успешно решаем. Если человек что-то неправильно смонтировал или у него что-то перегорело, то наши специалисты всегда все исправят. Надо сказать, что все проданные системы работают по сей день.

— Какие задачи НПП «Терм» ставит перед собой сейчас? Казалось бы, вы добились уже всего.

— Сейчас мы усовершенствуем свои системы управления. К осени у нас будет система управления электроотоплением в доме с управлением по радиоканалу вместо информационных шин, без проводов. Мы нашли базу, которая удешевляет системы, снижает затраты на создание. Это будет еще один шаг к потребителям.

Кроме того, сейчас мы делаем много сложных объектов. Когда-то теплые полы казались нам сложными, а сейчас рядовые полы устанавливают плиточники, отделочники. Поэтому мы беремся за нестандартные заказы. Например, Северский трубный завод устанавливает оборудование, чтобы конкурировать на международных рынках в цехе, размером с три футбольных поля. Внутри цеха находятся четыре электродные печки. Когда включают плавку, огромное количество энергии выбрасывается внутрь. Металлическая кровля нагревается, снег на ней тает. Когда производство заканчивается, массы снега на кровле застывают, вода начинает протекать внутрь на дорогое оборудование. Перед нами стояла задача, чтобы вода стекала вниз по специальным желобам. Причем нужно было создать систему, которая работала бы и при — 40 градусов. Наши специалисты решили эту задачу.

Также мы работаем над обогревом трубопроводов. Бывают очень сложные заказы, например, кислотопровод на УГМК. Кроме того, наша компания проектировала обогрев входной группы ИКЕА. Площади там огромные, нужно было провести множество расчетов. Но сложней всего оказалось не это, а то, что турки, которые монтировали систему, повредили ее. И нам пришлось многое восстанавливать заново. Таким образом, сейчас у нас добавляется много работы именно со сложными нестандартными объектами. Работаем на субподряде у крупных институтов, например, у Уралгипромеза, института гражданского проектирования. Именно в таких сегментах рынка наше предприятие чувствует себя наиболее уверенно.

За эти 15 лет мы прошли большой путь, и оглядываясь назад, я понимаю, что все сделал правильно. Останавливаться на достигнутом мы не собираемся — впереди у нашей компании еще очень много идей и разработок, которые будут полезны для каждого отдельного человека и для всего общества.

Екатерина СТИХИНА

журнал «Личный капитал»