+7 (343) 33-66-166
Заказать звонок
Заказать расчет стоимости
Статьи

Ремонт систем обогрева

Компания "Терм" осуществляет ремонт любых систем обогрева, в том числе произведенных и смонтированных другими организациями.

«ТЕРМ»: 7 вопросов об обогреве трубопроводов

На вопросы об обогреве трубопроводов ответят специалисты компании "Терм"

С крыш падают сосульки?

Что делать если с крыш падают сосульки? - Антиобледенительные системы подогрева кровли.

  • Исключить образование наледи и сосулек
  • Обеспечить работоспособность организованного водостока в межсезонье
  • Исключить протечки, повреждение труб и фасадов здания

Все статьи »

ГлавнаяСтатьиЭлектрообогрев: взгляд Владимира Бондаренко - фирма «Терм»

Электрообогрев: взгляд Владимира Бондаренко - фирма «Терм»

Владимир Бондаренко

Работает на электричестве — интервью с Владимиром Бондаренко


Владимиру Бондаренко повезло. Фирме «Терм», которую он возглавляет, удалось избежать скорбной участи предприятий, не сумевших привлечь деньги для реализации инновационных идей. Прежде всего потому, что сам Бондаренко удачно выбрал точку приложения сил и нашел разумный баланс между производством, проектированием и оказанием услуг. За 12 лет рынок электрического отопления — основной источник доходов компании — рос так быстро, что для сомнений в собственной правоте не оставалось времени.

Евгения Алиевская


Скользкая тема

Зимой 2001 г. на выставке в «Уралэкспоцентре» к менеджерам «Терма» подошли двое в штатском — оба под метр восемьдесят и с одинаковыми квадратными подбородками, сказали: «Поехали в резиденцию!» — и ничтоже сумняшеся проводили к автомобилю. По дороге к дому на набережной инноваторы терялись в догадках, но комментариев штатские не давали. По приезде «термовцам» показали громадную сосульку весом 2-3 т, выросшую на углу здания и нависавшую над стеклянным куполом. В резиденции губернатора Свердловской области заканчивался детский утренник. «Делайте что хотите, — сказал главному инженеру «Терма» господин в костюме цвета маренго, — но чтобы завтра этой сосульки здесь не было!» По словам Владимира Бондаренко, опыта в решении задач такого масштаба у них тогда не было. Технологию разрабатывали ночью. Утром с помощью проводов прогревали желоб, по которому стекала вода. Сосулька растаяла. Впоследствии с фирмой «Терм» заключили договор о разработке проекта и монтаже системы электрообогрева помещенй, препятствующей образованию льда. Она работает и по сей день.

— Ликвидацию сосулек вы превратили в отдельное направление бизнеса?

— В каком-то смысле да. Пытаемся убедить людей, что наши системы электрообогрева эффективны и не так дороги, как может показаться. Хотя многие сомневаются. Может быть, нужно больше тратить на рекламу. С другой стороны, монтировать такие системы в массовом порядке нам, наверное, пока ни к чему — они сложные, достаточно трудоемкие. Речь, скорее, идет о единичных проектах. Некоторые фирмы тоже пытались заниматься сосульками, но у них ничего не получилось. Этот рынок пока недостаточно развит, и всем остальным, кроме нас, там тесно. Одно время я собирал список неудачных чужих проектов, а потом бросил.

— Казалось бы, чего проще: нагрел крышу cосулька растаяла.

— Не скажите. Без тщательно разработанного проекта на крыше делать нечего. А проекты эти весьма специфичны. Вам понадобятся квалифицированные монтажники со снаряжением и альпинистской подготовкой. Еще нужен опыт работы в Екатеринбурге — технологии, которые хорошо себя зарекомендовали в Москве, для Урала не всегда подходят. У нашего региона своя особенность. По статистике, при температурах ниже минус 10-12°С снег обычно не идет. А у нас даже в холод бывает метель, и это добавляет проблем системе электрообогрева помещений — ее надо дополнительно настраивать, корректировать алгоритм управления в зависимости от осадков. Если этого не сделать, ожидаемого эффекта не будет. У нас за пять лет борьбы с сосульками тоже всякое бывало, это сейчас мы знаем, что к чему.

— А пять лет назад чем вас заинтересовала борьба с сосульками ?

— Мы были в Москве, на форуме дилеров фирмы «ССТ», и нас повезли на свое образную экскурсию по городу. Оказывается, Красная площадь, Кремль, короче говоря, весь центр города опутаны проводами. Сотни километров проводов подогревают крыши. В Москве эта проблема намного серьезнее, чем у нас, поскольку климат там мягче, а в центре — повсюду неоновая реклама. Так что у москвичей большой опыт борьбы с сосульками, и они рекомендовали дилерам — в том числе и нам — реализовать аналогичные проекты в регионах. Теперь мы ликвидируем сосульки по науке.

— Кто еще, кроме губернатора, прибегает к вашей помощи?

— В основном состоятельные граждане — владельцы коттеджей в Карасьеозерском, в Нижнем Тагиле. Да и просто частники приходят. Бывает, жил человек, не тужил, и вдруг напасть — течет с потолка и течет, ничего не помогает. Тогда он находит нас. Но «припирает» не только частников. В этом году в начале зимы столько снега навалило! «Калина» вдруг спохватилась — у нее льдом крышу покоробило.

Были и другие промышленные предприятия — Первоуральский новотрубный завод, например. Там крыша цеха размером с футбольное поле — плоская, с множеством воронок. Цех не отапливается, в нем таможенный склад. Система отвода ледневых стоков представляет собой трубы довольно большого диаметра, смонтированные под крышей. Если канал, по которому вода стекает на землю, ничем не подогревать, он после оттепелей забивается льдом. А весной на крыше образуется озеро, рано или поздно вода находит где-нибудь щель и стекает в цех. Мы сделали электрообогрев воронки, прогрели весь тракт, и вода сбежала в канализацию.

Или взять торговый центр «Дирижабль». На крыше у него здоровенная воронка, метров пять глубиной, — туда отовсюду вода стекает. Если воронка забьется льдом, беды не оберешься. У «Купца» с крышей все в порядке, там другие задачи. В прошлом году в торговом центре появилась новая входная группа. Крыльцо спроектировано так: сверху — металлическая решетка, под ней — запаянные в бетон провода. Так как снизу поступает теплый воздух, никакого льда на крыльце не образуется. Снег с обуви покупателей тает и стекает в канализацию, тоже прогретую. Если не позаботиться о подогреве, будет очень скользкое место, частые травмы. Идеальный вариант, когда нас привлекают еще на этапе проекта. Так было с Храмом-на-Крови. Правда, там все бегом пришлось делать — подрядчики работали параллельно. Очень интересный объект. И ответственность велика. Но ничего, справились.

— Какое направление вы собираетесь развивать, если очистка крыш ото льда — лишь дополнительный заработок?

— Специфичный электрообогрев помещений — задача очень важная и сложная, но не массовая. Не слишком большая компания, такая, как наша, могла бы на этом прожить. Но мы отдаем себе отчет, что рынок электроотопления гораздо привлекательнее. Его потенциал воистину огромен, и мы сделали очень много для того, чтобы он реализовался.

— Россия — страна центрального отопления. Вы действительно верите, что у обогрева электричеством есть какие-то шансы?

— По использованию электрического отопления мы сильно отстаем от цивилизованных стран. Причин много: косность, дисбаланс в тарифной политике, какие-то субъективные факторы. Тем не менее этот рынок зреет — медленно, но верно. Еще пару раз подорожает газ, чуть теплее построят дома, повысятся запросы у граждан и не захочется людям жить с центральным отоплением, которое невозможно регулировать.

— А почему, собственно, газ должен дорожать?

— Когда мы вступим в ВТО, цены на энергоносители потихонечку подрастут до мировых. И россияне двинутся в сторону энергосбережения. Они станут экономить, модернизировать системы отопления, более рационально использовать ресурсы. В этой ситуации главным будет не стоимость газа или оборудования, а экономное расходование ресурсов и совершенство алгоритмов управления. Мы потратили 13 лет на создание таких алгоритмов, и они будут востребованы! Люди их будут либо у нас покупать, либо тратить средства, чтобы создать то же самое. Но, пожалуй, уже не успеют — слишком много времени надо. Так что мы будем развиваться вместе с рынком — теснить конкурентов, с иностранцами биться...

— На первый взгляд, электрообогрев сфера достаточно узкая.

— В свое время нам тоже так казалось. Тогда мы пытались торговать не только электрическими нагревателями, но и, скажем, газовыми. Какой-нибудь котел водяной продать, еще что-то, якобы близкое по теме. Но вот не получается так! Представь те, приходит человек в универсам — там вроде все есть, но что именно, он не знает. И какие-то вещи он просто не купит ни когда! А тут мы вроде узкий сегмент берем— электрообогрев помещений и водопроводных труб и больше ничего. Но зато все, что касается электрообогрева, мы заранее отобрали, отфильтровали. И получается, что на этом узком участке мы имеем колоссальный отрыв от конкурентов.

На самом деле не такая уж она узкая, эта сфера. Когда я только создавал фирму, нарисовал своеобразную матрицу. По горизонтали — диапазоны температур, по вертикали — сферы применения. И как только у меня в голове это все сложилось, я понял — возможности для развития такого бизнеса огромные. Ведь для любой температуры нужны какие-то специфические изделия. А подходы к их созданию в общем-то единообразные — везде нагреватель и терморегулятор, главное — правильно все спроектировать. Я считаю, грамотный предприниматель должен действовать не сиюминутно, спонтанно, а реализовывать какую-то сверхзадачу. Если 10 лет делать шаги в одном и том же направлении, в результате продвинешься вперед очень сильно, будешь на голову опережать конкурентов. Конечно, если еще направление движения было выбрано правильно.

Бочка меда и ложка пыльцы

Владимир Бондаренко родом из Ивделя. Учился в УПИ на специальности «Технология машиностроения» и параллельно работал на Уралмаше, в отделе станков ЧПУ. Потом перешел на Турбомоторный завод, где внедрял первые промышленные роботы. В начале 90-х занимался САПРом, разрабатывал терморегулятор для автоматической гладильной машины — тогда страна озаботилась созданием собственной бытовой техники на базе конверсии. Гладильную машину сертифицировали и подготовили к серийному выпуску, а тут грянула перестройка, и финансирование прекратилось. Но умения г-на Бондаренко оказались востребованными.

— Кто бы мог подумать, что человек с таким послужным списком решится открыть собственное дело.

— Все получилось случайно. Меня нашли коммерсанты. Говорят: «У нас тут стерилизатор для парафина есть, ему необходим терморегулятор. Да и сам аппарат барахлит — током бьет, ТЭНы горят». Ну сделал я им терморегулятор. А месяца через три они появляются снова: «Слушай, у тебя такая хорошая техника, а ты тут штаны протираешь. Давай мы тебя на работу возьмем». И денег предложили порядочно. На первый взгляд, все хорошо. Но уходить с государственного предприятия к частникам было непросто. Я же был разработчиком, специалистом по автоматизации! А тут кооператоры... В общем, три месяца разрабатывал проект контракта. Я по нему и сейчас готов работать — там все продумано. Мы договорились, что сначала модернизируем их стерилизатор, а через год или два я регистрирую с их подачи отдельное предприятие, которое будет по договору поставлять им специализированную технику.

— Вы оправдали надежды коммерсантов, а они — ваши?

— Отчасти. Мне удалось очень сильно продвинуть эту компанию. Стерилизаторы парафина они до сих пор производят в больших количествах. Но как только дела пошли в гору, мои работодатели и будущие партнеры решили не выполнять свои обязательства, а двинулись в коммерцию. Но я ведь не один пришел — привел с собой бригаду с прежней работы. Ребята, которые без зарплаты сидели (а я им обещал деньги), смотрели на меня укоризненно. Я сделал то, что мог: зарегистрировал предприятие «Терм», сам написал устав, придумал торговый знак. Конечно, это было для меня тяжелое время, я не хотел быть руководителем, мне это было абсолютно неинтересно. Я себя комфортно чувствовал, работая специалистом.

— Страшно было?

— Страшно, конечно. Все меня убеждали, что я дня не проживу. Фирму зарегистрировал, а что делать — не знаю. По совету знакомого пчеловода изготовили пластинки для обогрева ульев. Я записался в общество пчеловодов-любителей, нашел списки участников, написал им письма, пригласил на выставку в «Уралэкспоцентр». Было это в 1993 г. Самое интересное, что эти кержаки пришли на выставку всей бригадой. Идут гуськом — впереди старший, борода лопатой. Их не пускают, говорят: «Билеты надо брать». А те: «Какие билеты? Мы приглашенные!» И показывают мое письмо. Организаторы удивились, пропустили кержаков. Те нашли меня, расселись рядами — и начались деловые переговоры. Потом у нас было много совместных проектов — удачных и не очень.

— Где вы взяли деньги?

— На мое счастье, тогда при областном правительстве создали Центр содействия предпринимательству. Объявили открытый конкурс проектов. Кто решит значимую для региона задачу наилучшим образом — получит кредит на льготных условиях. В те времена кредиты выдавали под 120% годовых, а льготный — под 60%. Я ночь не поспал, написал бизнес-план по производству пластинок для пчеловодов. А у губернатора Росселя тогда была идея свой мед иметь в регионе, племенную пасеку разводить. И я с пчеловодческими пластинами случайно попал в актуальную тему. В общем, дали нам кредит. Мне говорят: проект у тебя хороший — закладывать-то что будешь? Дом, машину? А у меня ничего нет. Квартира не приватизирована, хожу пешком. Значит, кредит они мне дать не могут — или поручителя надо, или залог. Что делать? Пошел советоваться с умными людьми. Руководитель общества пчеловодов мне говорит: «Купи у меня бочку меда, я тебе со скидкой продам. Неси ее в страховую компанию — и они за тебя поручатся». Так я и сделал. Притащился с флягой, и они за бочку меда поручились. Взяли 7% от стоимости кредита — тогда это можно было. Мед съели, естественно, — иначе бы и разговаривать не стали. Плюс мамин частный домик пришлось заложить. Получили мы кредит — 2 млн руб. В те времена это были небольшие деньги, но на 3-4 месяца хватило. Потом пчеловоды мне посоветовали изготовить пыльцеуловители: в пчелиной пыльце полезных свойств в несколько раз больше, чем в меде. Я придумал суховейку, запатентовал ее, сделал небольшую партию, штук восемьдесят. Но пчеловодам она не подошла: важно сохранить в пыльце все полезные свойства, а при температуре выше +40°С они улетучиваются. Зато суховейку приспособили для сушки грибов и ягод, и мои кержаки раскупили ее по бартеру за мед. Так я вернул свой первый кредит.

— Создается впечатление, возможно обманчивое, что все ваши начинания были обречены на успех. Вам действительно удалось избежать ошибок?

— Конечно, нет — мы много экспериментировали. Терморегуляторы разные делали, первыми на Урале выпустили инфракрасные нагреватели. В общем, сплошные эксперименты, сплошные риски. Однажды ввязались в проект обогрева крупнейшего в городе холодильника. Там затеяли реконструкцию, и требовалось просушить стены, чтобы смазать их специальной пропиткой. Для этого надо было сначала лед растопить. Я нашел ученого-теплотехника, он пообещал мне все рассчитать. Пришли мы в холодильник, а он громадный, много этажный. Мы — по теории — взяли самые мощные калориферы, какие знали, и направили в нужное место. Они у нас сутки греют — хоть бы что-нибудь оттаяло! Мы давай дальше экспериментировать, полиэтиленовые занавески навешивать, чтобы воздух направить куда надо. А там тонны льда — и сверху, и снизу. В общем, бились мы отчаянно: направляли тепло в разные места, усиливали обогрев — но шансов у нас не было никаких. Крупный просчет оказался у теоретика! На мое счастье, в майские праздники такая жара наступила — чуть ли не +30° С. В холодильник просочился теплый воздух, и все худо-бедно растаяло. Так мы спасли свое реноме.

— В таких условиях один неверный шаг мог привести вашу фирму к полному краху.

— Как выжил — сам не знаю. Всегда в последнюю минуту что-то происходило, и появлялась надежда. Может быть, я идеалист, некоторые романтиком меня называют. В течение долгого времени готов был вкладывать в разные проекты деньги, так как был уверен, что наступит момент, когда затраты себя оправдают. Слава богу, не ошибся — интуиция не подвела.

— Помимо собственных разработок вы торгуете продукцией других компаний, в том числе иностранных. Зачем вам это нужно?

— На выставке я услышал, что есть такие «космические» высокотемпературные провода. Они меня заинтересовали, я стал их искать. Нашел организацию в Москве, которая их выпускала. Про теплые полы я тогда не думал, никогда с ними не сталкивался. Но интуитивно понимал, что это круто. Выяснилось, что москвичи делают очень хороший кабель: дешевле иностранного, но по параметрам не хуже. Так как он был запушен в производство позднее западных аналогов, технологии там применялись даже более современные. 16 лет гарантии — где вы еще такое найдете? Мы стали эксклюзивно продвигать этот российский бренд на Урале. Сейчас поставляем теплые полы во все строительные супермаркеты Екатеринбурга. Есть у нас фирменные магазины.

— Вроде бы торговля — не ваш конек. Тем более производители находят фирменные магазины неэффективными.

— Стандарты качества должен задавать фирменный магазин. Поэтому, как ни трудно нам было создавать свою торговую точку, мы это сделали. Изучили опыт Санкт-Петербурга, Москвы и открыли магазин на Восточной. Получилось удачно. Недавно мы открыли еще точку на Бахчиванджи. Коммерция развивается быстрее всего. Но здесь уже смена подросла — моему сыну сейчас 24 года, и торговля ему удается гораздо лучше, чем мне. Другое поколение.

— Но ведь у разработчика и торговца менталитет разный ?

— Думаю, что нет. И там, и там нужен здравый смысл, свежий взгляд на вещи, собственные предпринимательские решения. Если это имеется — шансы есть. Все равно суть инновационного бизнеса — на одном заработать, в другое вложить. И еще сделать так, чтобы люди, которые тебе поверили, могли развиваться и достойно зарабатывать. Если бы я не стал хорошим торговцем, я бы не смог финансировать свои проекты. Я бы и дальше, как многие, путался в долгах, обивал пороги чиновников, в общем, был бы абсолютно неэффективен, не востребован и, скорее всего, недоволен жизнью. А сейчас мы вышли на стабильный, устойчивый режим работы. На побочные проекты, пусть даже интересные, не отвлекаемся. Мы сосредоточены на сверхзадаче. В России должно быть электрическое отопление, как и везде! Все меня убеждает, что оно будет востребовано. Я сознаю, что у нас есть уникальный опыт, которого нет ни у кого. Просто мало людей прошли наш путь. Это ведь в сущности неправильно — так сложно, тяжело, мучительно, долго собирать бесценный опыт. Второй раз пройти этот путь нельзя — слишком дорого он нам достался.

— Вы уже полностью переключились на бизнес или продолжаете генерировать новые разработки?

— Например, один из проектов — электрообогрев бетона и электрообогрев водопроводных труб при монолитном домостроении. До недавнего времени у нас в средней полосе и на Севере дома зимой вообще не строили. Без специальной подготовки самый быстрый способ электрообогрев строительства — монолитный — зимой применять невозможно. Но я еще в 90-е гг. был уверен, что подогреваемый бетон на Урале обязательно будет. Мы занимались этой проблемой много лет, в 1995-97 гг. работали со строительными организациями «Монолит» и «ДСК». Но рынок востребовал эти разработки только сейчас. Удачным оказалось наше сотрудничество с компанией «Чусовское озеро». Она строит дома в Екатеринбурге. Ее специалисты сделали собственную опалубку и долгое время пытались найти нагреватель, которым можно ее обогреть, — им хотелось строить зимой так же быстро, как летом. Все перепробовали и наконец пришли к нам. Взяли на пробу два куска провода, потом стали расспрашивать, как монтировать, какие датчики поставить. Раз восемь уже приходили — опалубок наделают и заказывают нам обогревательные секции, а к ним — специальные терморегуляторы. Сами все монтируют — и дом у них как на дрожжах растет. Заметьте, что «Чусовское озеро» все здания строит в центре города. А там обычно дают строить компаниям, которые работают быстро.

 

Владимир Бондаренко

Два года назад Владимир Бондаренко рассказывал «ДК» о замысле построить элитную многоэтажку с использованием одного только электрообогрева. Предполагалось, что электрические кабели будут закладывать в панели еще при возведении дома, а дополнительное тепло в квартиры пойдет от конвекторов. Проект разрабатывала компания СМУ-3 с помощью специалистов «Терма». Недавно стало известно, что в 2005 г. этот дом на ул. Физкультурников сдадут в эксплуатацию.

«Деловой квартал», Март 2005